enJINRer (enjinrer) wrote,
enJINRer
enjinrer

Послесловие к "Огнём и мечом?"



Поскольку сообщение "Огнём и мечом?" вызвало определённый интерес, считаю целесообразным  "дописать" к нему некоторые сведения, которые были опущены во избежание "перегруза".

Итак, в исходном сообщении мы рассматривали события Крещения Руси, что называется, на периферии. А что можно сказать о принятии христианства на самой Киевщине?
Интересно, что Фроянов говорит о практически мирном процессе христианизации полян:

Вероятно, при крещении в Киеве имели место и отдельные факты принуждения, но вылиться в систему они не могли. Именно отсутствие массовых насилий и связанных с ними социальных потрясений объясняет забывчивость русских книжников относительно места крещения князя Владимира и жителей города, обнаружившаяся, как уже отмечалось, во второй половине XI века и вызвавшая жаркие споры.

В качестве подтверждения профессор приводит следующие доводы:

1) существовала олицетворяемая вечем (народным собранием) общинная власть. Да и сам князь в некотором роде являлся носителем общинной власти. Князь и тяготевшая к нему дружинная знать не располагали средствами для массовых насилий в обществе, где управляли. Они подчинялись вечу, в распоряжении которого была мощная военная организация – народное ополчение, превосходившее по силе княжескую дружину. 

Звучит убедительно. Однако, не понятно, почему об этом доводе историк забывает, когда описывает процесс христианизации "на окраинах" (украинах). Правда, в Иоакимовской летописи говорится, что на крещение Новгорода, кроме киевской дружины, с Добрыней прибыли ещё 500 ростовцев. Однако, этот факт ломает всю картину, выстраиваемую тем же Фрояновым, согласно которой христианизация Ростова происходила весьма и весьма медленно. И вдруг оттуда выставляется целое войско для крещения Новгорода. Неувязка какая-то.

2)  длительное существование язычников на Киевщине после Крещения

Устав [Ярослава Мудрого] гласит: «Дал есмь митрополитом и епископом те суды, что писаны в правилах, в номоканоне, по всем городом и по всей области, где крестьянство есть». Следовательно, в «Русской земле» (понятие, включавшее прежде всего Киевщину) середины XI века имелись города и села, где христиан вовсе не было.

Язычники были в Киеве даже на исходе XII века. Ипатьевская летопись под 1194 годом сообщает о вокняжении на киевском столе князя Рюрика. Все ликовали по этому поводу: «И обрадовася вся Руская земля о кня-женьи Рюрикове, кияне, и крестьяни и погани, зане всих приимаше с любовью: и крестьяныя и поганыя. И не отгоняше никого же».
Чем же объяснить столь длительное существование язычников («поганых» на языке летописца) в самом, если можно так выразиться, церковном сердце Руси – Киеве? Здесь можно назвать две основные причины: преобладание добровольных методов обращения в христианство и известная терпимость византийского христианства к язычеству.


И опять, звучит достаточно обосновано. И снова непонятно, почему же профессор не распространяет эти соображения на периферийные земли, на которых язычники также длительное время обретались.

И, наконец, третий довод, который, действительно, характерен непосредственно для полян:

3)  поляно-киевская община  "на вече санкционировала крещение"

И вот тут летописец роняет фразу, чрезвычайно для историка важную: «И понравилась речь их князю и всем людям; избрали мужей славных и умных, числом десять...» Как бы невзначай летописец извещает, что обсуждение вопроса проходило при «всех людях», то есть на народном собрании – вече. То было, видимо, вечевое собрание Киева – верховный орган власти племенного союза полян. В нем принимали участие представители других племен в лице старейшин. Иначе и быть не могло. Перемена религии затрагивала широкие массы, без согласия и одобрения которых князь не рискнул бы отрешиться от религии отцов и дедов. Таковой являлась социально-политическая действительность Руси, где все сколько-нибудь значительные проблемы общественной жизни обсуждались на вече.



Осталось теперь только рассмотреть, а что же выдвигается в качестве причин, по которым поляне-киевляне решили принять христианство. Расхожее мнение, что Русь крестили, мол, для сакрализации княжьей "самодержавной" власти выглядит несостоятельным в свете рассмотренных выше пп.1 и 3. Оставаясь в парадигме Маркса-Энгельса-Ленина, Фроянов выдвигает следующую версию:
 
христианство учреждалось для поддержания господства киевской верхушки и всей полянской общины над «примученными» (покоренными) восточнославянскими племенами.

Занятно, конечно. Правда, сразу возникает вопрос - а почему для этих целей понадобилось именно христианство? Чем культ Перуна, "административно" учрежденный в Новгороде тем же Добрыней несколькими годами раньше рассматриваемых событий, не подошёл - кто-нибудь может объяснить? Сдаётся мне,  что ответ на вопрос "Зачем крестилась Русь?" нужно искать не только (а, может быть, и "не столько") в политэкономических рамках, за которые советским историкам вряд ли было позволено выходить.

Хочу выразить признательность всем тем, кто в той или иной форме поддержал эту мою, с позволения сказать, работу: перепостом, комментарием или просмотром. Особая моя признательность коллеге [info]ycnokoutellb : благодаря его перепосту (на который я, скажу честно, фактически напросился) исходная статья нашла подавляющее число своих читателей. 

Tags: Церковь, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments